Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Уважаемые посетители сайта! Консультативно-диагностические подразделения НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова продолжают вести прием пациентов с подозрением на онкопатологию и онкодиагнозом. Часы работы и расписание специалистов уточняйте по тел. +7 (812)43-99-555
Версия для слабовидящих
Часы работы КДО и КДЦ

КДЦ на ул. Красного Текстильщика:
Пн-Пт: 09:00-20:00 / Сб-Вс: 10:00-18:00

КДЦ в Купчино: Пн-Пт: 9.00-20.00 / Сб: 10.00-19.00

КДО в пос. Песочный: Пн-Пт: 08:00-20:00 / Сб: 9.00-20.00

Факторы риска онкологических заболеваний

28.05.2021

Риск – это вероятность события. Когда речь идет о раке, то под риском часто понимают вероятность заболеть раком.

Исследователи и врачи применяют понятие риска для контроля за здоровьем многих людей. Один из примеров – риск развития злокачественной опухоли от употребления табака. Давно известно, что курение повышает риск развития рака легкого. Используя эти знания, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) приняла Рамочную конвенцию ВОЗ по борьбе против табака в 2003 году.

Понятие факторов риска

В течение всей жизни на состояние здоровья человека воздействуют различные факторы. Это могут быть внутренние факторы, например, мутация в одном из генов, определяющих выработку фермента. Внешние факторы оказывают физическое действие, например, ультрафиолетовое или ионизирующее излучение, или биохимическое действие, например, употребление сахара и другие.

Если воздействующий на организм фактор у части человеческой популяции вызывает развитие определенной болезни, то его называют фактором риска данного заболевания. Например, избыточное воздействие ультрафиолетового излучения солнца на человека может привести к развитию рака кожи. Но здесь возникают важные вопросы: как определить, у кого разовьется рак кожи, а у кого – нет, и через какое время можно ожидать его появления. Чтобы упростить ответы на эти вопросы, в медицинской статистике было введено понятие относительного риска. Его используют при проведении исследования по воздействию одного из факторов на человека. Испытуемых разделяют на две группы, на одну из которых фактор внешней или внутренней среды воздействует, а на другую – нет. Повышение числа случаев заболеваний через определенное время в группе, на которую фактор риска воздействовал, дает нам значение относительного риска.

Например, ученые исследовали смертность от рака легкого у британских врачей мужского пола. Из 34 000 врачей 441 умерло от рака легкого.

Группа курильщиков, умерших от рака легкого, была в 14 раз больше группы некурящих. Отсюда вывод – относительный риск врача мужского пола, употребляющего сигареты, в 14 раз выше, чем у некурящего.

Изученный в данном исследовании фактор внешнего воздействия на организм человека (курение) теперь может быть определен как фактор риска развития смерти от рака легкого у мужчин. И у этого фактора риска есть определенное значение – 14,0.

Важно знать, какие у вас есть факторы риска, и обсудить их с врачом. Это поможет подкорректировать некоторые сферы жизни и улучшить состояние здоровья. Также эта информация поможет вашему врачу решить целесообразно ли проводить генетическое тестирование и консультацию генетика.

Общие факторы риска рака:

  • пожилой возраст;
  • онкологическое заболевание, имевшееся ранее;
  • заболевание раком у кровных родственников;
  • курение;
  • ожирение;
  • алкоголь;
  • некоторые типы вирусных инфекций, такие как вирус папилломы человека (ВПЧ);
  • определенные химические вещества;
  • ионизирующее излучение, включая УФ лучи солнца.

Отказываясь от курения, употребления алкоголя, контролируя избыточный вес, избегая обширных солнечных ожогов, вы прекращаете воздействие этих факторов риска.

Факторы риска отдельных заболеваний

Рак молочной железы

Модифицируемые факторы риска

  • Употребление алкоголя

Прием 35–44 граммов алкоголя (3–4 бокала вина) в день повышает риск развития рака молочной железы на 32 % по сравнению с лицами, никогда не употреблявшими алкоголь, а при приеме более 45 граммов (более четырех бокалов вина в день) на 46 %.

  • Избыточная масса тела

Повышение массы тела от исходной в среднем на 5 кг за 4,5 года повышает риск развития рака молочной железы в течение 7,5 лет после такого повышения в возрасте до 50 лет на 37 %, а старше 50 лет – на 7 %.

Повышение индекса массы тела (ИМТ) на каждые 5 единиц выше нормы увеличивает риск рака молочной железы на 10 %.

  • Проведение гормонозаместительной терапии

Применение гормонозаместительной терапии (эстроген + прогестин) у женщин в постменопаузе с сохраненной маткой приводит к повышению риска развития рака молочной железы на 23 %. При этом такой риск развивался уже в течение первого года после начала приема. Выявленная опухоль была на 13 % больше в размерах, а доля случаев, выявленных на поздних стадиях – выше на 37%.

  • Физическая активность

Регулярная физическая активность 3,5­–4 часа в неделю умеренной интенсивности может защитить женщину от рака через поддержание нормальной массы тела. Отмечается снижение риска на 12 %.

  • Питание

Исследования не подтвердили, что определенные продукты питания или блюда способны повышать риск развития рака молочной железы. Однако употребление овощей и фруктов приводит к другим полезным последствиям для здоровья – снижению инфарктов и инсультов.

Неизменяемые факторы риска

  • Семейный анамнез рака молочной железы

Риск заболеть раком молочной железы в течение последующих пяти лет при наличии одного близкого родственника с этим диагнозом колеблется в зависимости от возраста рождения первого ребенка у такой женщины. Риск вырастает в 2,6 раза у женщины, впервые родившей в возрасте младше 20 лет, и в 2,8 раза – в возрасте 30 лет и старше. Значительно выше риск заболеть в течение пяти лет у женщины при наличии двух и более близких родственников с раком молочной железы. Риск вырастает в 6,8 раза у женщины, впервые родившей до 20 лет, а у родившей в 30 лет и старше риск выше в 4,2 раза, чем у женщины с родственниками без рака молочной железы.

  • Возраст первой беременности

При поздних родах риск рака молочной железы повышается в 1,9 раза. Это относится к женщинам с впервые возникшей беременностью, родами и грудным вскармливанием в возрасте после 30 лет по сравнению с женщинами, родившими до 21. Это связано с тем, что беременность способствует дифференцировке клеток молочной железы в их функциональное состояние.

  • Раннее начало менструаций и поздняя менопауза

Риск развития рака молочной железы повышается на 23 % при появлении первой менструации в возрасте младше 13 лет по сравнению с возрастом старше 14 лет.

Наступление менопаузы после 54 лет связано с повышенным на 20 % риском рака молочной железы по сравнению с возрастом 45 лет и младше.

Это связывают с более длительным воздействием высокого уровня эстрогенов на ткань молочной железы.

Рак ободочной и прямой кишки

Модифицируемые факторы риска

  • Аденоматозные полипы (аденомы)

Наличие аденом (полипов) в толстой кишке повышает риск развития рака. Риск различается в зависимости от типа аденомы. В одном из шведских исследований было показано, что в возрасте от 58,6 до 68,9 лет при среднем периоде наблюдения 6,6 лет риск развития колоректального рака повышается при обнаружении ворсинчатой аденомы – в 3,82 раза, тубулярно-ворсинчатой аденомы – в 2,56 раза, зубчатой аденомы на широком основании – на 77 %, тубулярной аденомы – на 41 %.

  • Питание

Исследования показали, что употребление большого количества красного мяса ведет к высокому риску развития рака. В обзоре 10 исследований было установлено, что употребление в пищу красного мяса ведет к повышению риска колоректального рака на 17 % на каждые 100 грамм мяса в день и на 18 % на каждые 50 грамм/день обработанного мяса.

  • Курение

Недавние исследования показали, что курильщики чаще умирают от рака ободочной и прямой кишки, чем некурящие. Риск заболеть колоректальным раком был выше у курильщиков на 27 % или бывших курильщиков на 23 % по сравнению с никогда не курившими.

  • Отсутствие физической активности и ожирение

Люди с неподвижным образом жизни (те, кто много сидит как на работе, так и дома) и с ожирением имеют повышенный риск заболеть.

При этом физическая активность разделяется на два типа: рекреационный и повседневный.

К рекреационным типам физической активности относятся:

  • низкоинтенсивные виды занятий: нахождение в положении стоя или ходьба в медленном темпе;
  • средней интенсивности: быстрая ходьба;
  • высокой интенсивности: бег, езда на велосипеде, плавание.

К повседневным видам физической активности относятся:

  • низкоинтенсивные виды занятий – общая уборка помещений, легкая работа в саду;
  • средней интенсивности – подъем по ступенькам, прогулка на велосипеде со скоростью до 18 км/ч, более тяжелая работа в саду;
  • высокой интенсивности – беговые лыжи, плавание, бег  14 км/ч.  

Так, в анализе 10 исследований по изучению интенсивности физической активности, связанной с различными видами спорта (бег, велосипед, плавание) было установлено, что активность высокой интенсивности по сравнению с низкой уменьшает риск развития рака ободочной кишки на 16 %.

Неизменяемые факторы риска

  • Семейный анамнез рака толстой кишки

Колоректальный рак может развиться, если один или несколько кровных родственников разной степени родства уже страдали от такого заболевания.

Так, в одном из исследований было обнаружено, что наличие одного или более случаев колоректального рака у родственников первой степени родства (родители, братья, сестры, дети) повышает риск развития рака в два раза. Другое исследование показало, что при наличии двух случаев колоректального рака у родственников второй (дяди, тети, бабушки, дедушки) и третьей степени родства (двоюродные братья и сестры) риск рака повышается на 33 %.

Злокачественные опухоли кожи, кроме меланомы (базалиома, плоскоклеточный рак, карцинома Меркеля)

Модифицируемые факторы риска

  • Солнечное излучение (инсоляция, солнечные ванны)

Воздействие ультрафиолетовых лучей, излучаемых солнцем, играет важнейшую роль в развитии рака кожи. Люди, проживающие в гористой местности или в регионах с круглогодичными яркими солнечными днями, подвержены повышенному риску заболевания опухолями кожи. Проведение длительного времени на солнце в полуденные часы также влияет на риск заболеть.

Облучение ультрафиолетовыми лучами типа В (UVB) связано с большим риском рака кожи, чем от лучей типа А. Однако последние исследования подтверждают, что УФ-лучи типа А также повышают риск и базалиомы, и плоскоклеточного рака, и меланомы. УФ-лучи типа В вызывают солнечные ожоги на коже, однако не проникают через окна автомобиля или другие виды стекол. А вот УФ-лучи типа А проходят через стекло и могут вызывать старение кожи и появление морщин помимо опухолей кожи. Поэтому защита кожи от солнечных лучей очень важна в профилактике рака кожи.

В одном исследовании среди светлокожих (Caucasian) медицинских сестер определялась интенсивность воздействия ультрафиолетового облучения в единицах Робертсона – Бергера в течение жизни. Эта интенсивность определялась по регионам проживания, по которым ведется статистика УФО. В ходе исследования было установлено, что группа медицинских сестер, подвергшаяся максимальной интенсивности УФО в течение жизни по сравнению с группой, получившей минимальную дозу, имела риск заболеть базалиомой кожи в 2,35 раза, а плоскоклеточным раком кожи в 2,55 раза выше.

В этом исследовании также изучалось влияние солнечных ожогов кожи до степени покрытия пузырями в молодом возрасте 15–20 лет. Было установлено, что медицинские сестры, которые в этом возрасте получили солнечные ожоги такой высокой степени более пяти раз, имели более высокий риск.

  • Ослабленная или скомпрометированная иммунная система

Риск базально-клеточного рака вырастает в 5–10 раз при иммуносупрессии, вызванной приемом лекарственных препаратов при трансплантации органов и тканей. При этом значительно выше до 100 раз риск развития плоскоклеточного рака.

  • Солярий

Пользование солярием четыре раза в течение года в возрасте до 35 лет повышает риск развития базалиомы кожи на 11 %, плоскоклеточного рака – на 11 %. При этом риск последующего развития базалиомы кожи повышался на 73 % при применении солярия более шести раз в год в группе более молодых женщин (старших классов школы/колледжа) по сравнению с женщинами 25–35 лет, у которых риск при таком частом посещении солярия вырастал на 28 %.

При прохождении процедур облучения кожи в солярии повышается риск развития меланомы.

Так в одном из исследований было показано, что риск развития меланомы в возрасте от 25 до 59 лет при использовании солярия вырастает в среднем на 74 %. Наибольший риск возникает в группе женщин, использовавших солярий наиболее интенсивно: более 50 часов, более 100 сессий и более 10 лет. Риск заболеть повышается в 2,5–3,0 раза по сравнению с контрольной группой, набранной случайным образом.

Литература

  1. Rockville, M. (1982). United States Public Health Service. The Health Consequences of Smoking Cancer: A Report of the Surgeon General. Office on Smoking and Health,. United States Public Health Service.: United States Department of Health and Human Services.
  2. Bhatia S., Yasui Y., Robison L.L., Birch J.M., Bogue M.K., Diller L., DeLaat C., Fossati-Bellani F., Morgan E., Oberlin O., Reaman G., Ruymann F.B., Tersak J., Meadows A.T.; Late Effects Study Group. High risk of subsequent neoplasms continues with extended follow-up of childhood Hodgkin’s disease: report from the Late Effects Study Group. J Clin Oncol. 2003 Dec 1;21(23):4386-94.
  3. Gail M.H., Brinton L.A., Byar D.P., Corle D.K., Green S.B., Schairer C., Mulvihill J.J. Projecting individualized probabilities of developing breast cancer for white females who are being examined annually. J. Natl. Cancer Inst. 1989 Dec 20;81(24):1879-86.
  4. Hamajima N. et al. Collaborative Group on Hormonal Factors in Breast Cancer. Alcohol, tobacco and breast cancer—collaborative reanalysis of individual data from 53 epidemiological studies, including 58,515 women with breast cancer and 95,067 women without the disease. Br J Cancer. 2002 Nov 18;87(11):1234-45.
  5. Emaus M.J. et al. Weight change in middle adulthood and breast cancer risk in the EPIC-PANACEA study. Int J Cancer. 2014 Dec 15;135(12):2887-99.
  6. Lauby-Secretan B., Scoccianti C., Loomis D., Grosse Y., Bianchini F., Straif K.; International Agency for Research on Cancer Handbook Working Group. Body Fatness and Cancer—Viewpoint of the IARC Working Group. N Engl J Med. 2016 Aug 25;375(8):794-8.
  7. Chlebowski R.T., Hendrix S.L., Langer R.D., Stefanick M.L., Gass M., Lane D., Rodabough R.J., Gilligan M.A., Cyr M.G., Thomson C.A., Khandekar J., Petrovitch H., McTiernan A.; WHI Investigators. Influence of estrogen plus progestin on breast cancer and mammography in healthy postmenopausal women: the Women’s Health Initiative Randomized Trial. JAMA. 2003 Jun 25;289(24):3243-53.
  8. Brinton L.A., Schairer C., Hoover R.N., Fraumeni J.F. Jr. Menstrual factors and risk of breast cancer. Cancer Invest. 1988;6(3):245-54.
  9. Brinton L.A., Schairer C., Hoover R.N., Fraumeni J.F. Jr. Menstrual factors and risk of breast cancer. Cancer Invest. 1988;6(3):245-54.
  10. Pizot C., Boniol M., Mullie P., Koechlin A., Boniol M., Boyle P., Autier P. Physical activity, hormone replacement therapy and breast cancer risk: A meta-analysis of prospective studies. Eur J Cancer. 2016 Jan;52:138-54.
  11. Song M., Emilsson L., Bozorg S.R., Nguyen L.H., Joshi A.D., Staller K., Nayor J., Chan A.T., Ludvigsson J.F. Risk of colorectal cancer incidence and mortality after polypectomy: a Swedish record-linkage study. Lancet Gastroenterol Hepatol. 2020 Jun;5(6):537-547.
  12. Taylor D.P., Burt R.W., Williams M.S., Haug P.J., Cannon-Albright L.A. Population-based family history-specific risks for colorectal cancer: a constellation approach. Gastroenterology. 2010 Mar;138(3):877-85.
  13. Bouvard V., Loomis D., Guyton K.Z., Grosse Y., Ghissassi F.E., Benbrahim-Tallaa L., Guha N., Mattock H., Straif K.; International Agency for Research on Cancer Monograph Working Group. Carcinogenicity of consumption of red and processed meat. Lancet Oncol. 2015 Dec;16(16):1599-600.
  14. Hannan L.M., Jacobs E.J., Thun M.J. The association between cigarette smoking and risk of colorectal cancer in a large prospective cohort from the United States. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev. 2009 Dec;18(12):3362-7.
  15. World Cancer Center Research Fund/American Institute for Cancer Research. Food, Nutrition, Physical activity and the Prevention of Cancer: A Global Respective. Washington DC: AICR, 2007. Available from wcrf.org/about-the-report.
  16. Wu S., Han J., Laden F., Qureshi A.A. Long-term ultraviolet flux, other potential risk factors, and skin cancer risk: a cohort study. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev. 2014;23(6):1080-1089.
  17. Michael C. Cameron, Erica Lee, Brian P. Hibler, Christopher A. Barker, Shoko Mori, Miguel Cordova, Kishwer S. Nehal, Anthony M. Rossi. Basal cell carcinoma: Epidemiology; pathophysiology; clinical and histological subtypes; and disease associations. Journal of the American Academy of Dermatology. Volume 80, Issue 2, 2019, Pages 303-317.
  18. Gyeong-Hun Park, Sung Eun Chang, Chong Hyun Won et al. Incidence of primary skin cancer after organ transplantation: An 18-year single-center experience in Korea. Journal of the American Academy of Dermatology. Volume 70. Issue 3. 2014. Pages 465-472.
  19. Annette Østergaard Jensen, Claus Sværke, Dora Farkas, Lars Pedersen, Knud Kragballe and Henrik Toft Sørensen. Skin Cancer Risk Among Solid Organ Recipients: A Nationwide Cohort Study in Denmark. Departments of Clinical Epidemiology, Dermatology, and Medicine V, Aarhus University Hospital, Denmark. Acta Derm Venereol 2010; 90: 474–479.
  1. Zhang, M., Qureshi, A.A., Geller, A.C., Frazier, L., Hunter, D.J., Han, J. Use of tanning beds and incidence of skin cancer. Journal of Clinical Oncology. Volume 30, Issue 14, 10 May 2012, Pages 1588-1593.
  2. Lazovich D., Vogel R.I., Berwick M., Weinstock M.A., Anderson K.E., Warshaw E.M. Indoor tanning and risk of melanoma: a case-control study in a highly exposed population. Cancer Epidemiol Biomarkers Prev. 2010 Jun;19(6):1557-68.

Авторская публикация:
Левин Дмитрий Юрьевич
врач-онколог НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова


Возврат к списку